Яндекс.Метрика

Жилища древних людей

Ни один народ на Земле, на каком бы уровне культурного развития он ни находился и в каких бы климатических условиях ни обитал, не может обойтись без жилища. Когда же возникло и что представляло оно собой первоначально? Наука все ближе продвигается к ответу на эти вопросы.
Во второй половине XIX - начале XX в. благодаря археологическим раскопкам стали известны жилища эпохи бронзы и неолита. Но люди древнекаменного века (палеолита) вплоть до 30-х годов XX в. представлялись нам бродячими охотниками, понуждаемыми к постоянной борьбе с пещерными львами и медведями за обладание «комфортабельной» пещерой. Допускалось, что иногда люди могли обитать и в шалашах, от которых не осталось никаких следов. Но во всяком случае без такого допущения нельзя было объяснить находки следов стойбищ ледникового периода на наших равнинах. Ведь в то время, как речные долины Западной Европы изобиловали пещерами и гротами, возникшими в известняках, на территории нашей страны естественные убежища почти полностью отсутствовали.
В ряде мест на Русской равнине при археологических раскопках обнаруживали кости многих десятков животных, включая мамонта. Такие скопления костей убитых людьми животных, названные «местами трапез», «очагами» и т. д., как полагали, оставались после непродолжительных стоянок. Исследователей волновали иные проблемы, и их не смущало то обстоятельство, что для кратковременной стоянки костей животных слишком много. От внимания ускользали и масштабы производства каменных орудий на «местах трапез»: коллекции включали сотни орудий, для использования которых требовалось продолжительное время.
Эти и другие противоречия были учтены, когда археологи перешли к более углубленному познанию быта, хозяйственной деятельности и социальной жизни людей палеолита. Зачинателями нового направления исследований стали советские ученые, и в первую очередь С. Н. Замятнин, П. П. Ефименко. Вместо прежней методики раскопок маленькими шурфами и узкими траншеями они начали вскрывать широкие площади древних стойбищ,- тщательно прослеживая взаимное расположение костей животных, камней, очагов, углублений, пятен охры и т.п. И вместо казавшегося ранее хаотичным «места трапезы» перед ними предстала картина продолжительного организованного быта древнего поселения. За прошедшее с конца 20-х годов время нашим и зарубежным ученым удалось обнаружить остатки свыше 100 жилищ древнекаменного века, располагавшихся в поселениях Европы и Северной Азии.
Наиболее изучены поселения позднего палеолита в интервале 30—12 тыс. лет до нашей эры. Они размещались в долинах больших и малых рек, таких, как Днепр и его притоки Десна, Сейм, Рось. Ныне остатки этих поселений залегают в толще первой и второй надпойменных террас на высоте от 5-10 до 30 и даже более метров над уровнем реки. Но в позднем палеолите уровень вод был значительно выше, и жилища стояли на самом берегу. При выборе места для поселения решающую роль наряду с близостью питьевой воды играло также соседство охотничьих угодий. Серьезное значение имели и месторождения кремня, использовавшегося для изготовления орудий, правда, кремень в полуобработанном виде можно было принести издалека.
Поселение обычно устраивалось на мысовидном участке берега реки или склона балки, с которого легче скатывалась дождевая и снеговая вода. От двух до десяти жилищ (смотря по размеру) вместе с их хозяйственным окружением занимали площадь, в среднем не превышавшую 2000 кв. м. Судя по раскопкам, жилища одного поселения чаще всего были однотипными, но величина их варьировала в зависимости от числа обитателей. Основными типами их были округлое, диаметром до 5—7 м, жилище удлиненной формы и небольшое полу земляночное.
Поселения, состоявшие из округлых жилищ, были самыми распространенными. Округлое жилище условно называют «костяным», так как при его сооружении использовались черепа, бивни, нижние челюсти, лопатки, тазовые и крупные трубчатые кости мамонта. И несмотря на то что от жердевой основы ничего не сохраняется, по положению костей в развалившемся и засыпанном землей жилище удается довольно точно судить о его форме и величине.
Замечательный образец «костяного» жилища раскопан академиком АН УССР И. Г. Пидопличко в селе Межиричи Каневского района Черкасской области. Его остатки залегали в палевом лёссовидном суглинке на глубине более 3 м и занимали площадь в 42 кв. м. Они представляли собой завал из огромного количества костей мамонта, но завал отнюдь не беспорядочный. При исследовании обнаружили кольцо из 25 черепов
мамонта. Все они, кроме двух, были вкопаны передней частью (бивневыми трубами) на глубину до 40 см. Причем гладкой стороной лбами черепа были обращены внутрь кольца, ограждая площадь в 23 кв. м. Она-то и служила некогда жилым пространством, в котором обнаружено множество орудий из кремня, отходы их производства, изделия из кости и рога, кусочки охры и т. д. Вход в это жилище был ориентирован к юго-западу. Здесь кольцо из черепов размыкалось, и по краям его на затылочных частях стояли два черепа мамонта, в каждом из которых имелось по крупному бивню. Эти бивни были сведены вверху и связаны, образуя входную арку, вблизи нее, внутри жилища, имелся очаг—небольшое плоское углубление, заполненное зольной массой. Несколько костей мамонта, вкопанных возле очага, образовывали упоры для вертела.
Эта картина жилого пространства, представшая ученым, стала еще ярче после того, как с пола сняли нагромождение костей. Они, по всей вероятности, были наложены на полусферический остов жилища, чтобы прижать к нему шкуры мамонта. Для этого на кольцо из черепов установили более 10 черепов мамонта, а также 30 лопаток, 20 трубчатых костей, 15 тазовых и 7 колонок позвонков. Они крепили кровлю ската, а 35 бивней прижимали покрытие верха кровли. Описываемое жилище было вполне законченным сооружением, однако оно имело уязвимое место—стык нижней части с землей, через который в жилище проникал холодный воздух, а возможно, и вода. Не будь этого недостатка, вероятно, не потребовалось бы возле жилища устраивать земляную завален-ку и укреплять ее 95-ю нижними челюстями мамонта. Эти челюсти расставляли по нескольку штук вокруг вкопанных черепов, отчего на жилище образовался своеобразный узор. Читатели, которым доведется побывать в Киеве, могут увидеть реконструкцию описанного жилища в Палеонтологическом музее Института зоологии АН УССР. Ни в одной другой стране не найдено палеолитических жилищ с такой сохранностью конструктивных деталей.
Дополнительные сведения о хозяйственном окружении «костяных» жилищ принесли широкие исследования в селе Добраничевке на Киевщине. Каждое жилище Добраничев-ского поселения было окружено большими хозяйственными ямами, заполненными костями мамонта и других животных, а недалеко от входов имелись места обработки кремня, кости и очаги. В остатках этих жилищ и в ямах археологи нашли кости около сотни мамонтов; это говорило о том, что люди обосновались здесь надолго. Другой тип древнего жилища—жилище удлиненной формы — раскопан советским археологом Рогачевым на Дону в селе Александровка Воронежской области. Там в толще первой надпойменной террасы им бьши обнаружены две древние пологие западины, протянувшиеся по склону. Длина одной из них равнялась 23, другой — 34 м, а ширина каждой—около 5,5 м. По центральной оси этих западин тянулись цепочки очагов в виде неглубоких лунок диаметром 0,6 м, заполненных костным углем и золой. В меньшей западине очагов было 9, в большей—свыше 10 (часть их оказалась разрушенной старыми раскопками). Продолжение исследований все больше убеждало в том, что западины служили полом жилищ. В них лежало много разнообразных предметов: кремневых и костяных орудий; каменных пестиков и плиток для растирания зерен, орехов и кореньев; раковин-украшений; отщепов и осколков кремня; костей съеденных животных. Земляной пол окрашивала красная охра. Во многих местах его прорезали округлые ямки. В основном они, видимо, предназначались для хранения различных предметов: кремневых галек, раковин, охры и т. д., а в некоторых, заполненных золой, должно быть, запекалось мясо.
За пределами западин находки встречались реже, но даже и внутри, вдоль края, их было меньше, чем вблизи очагов. Учитывая эти, а также другие моменты, в особенности относительную правильность линии очагов и общего плана, А. Н. Рогачев с большой вероятностью предположил, что западины были перекрыты двускатной кровлей, края которой опирались непосредственно на землю. Линия очагов в таких жилищах проходила под коньковой жердью (в самой высокой части жилища), благодаря чему снижалась опасность загорания кровли. В каждом жилища могла обитать община, состоявшая из нескольких десятков человек.
Широкое распространение получили в позднем палеолите и полуземляночные жилища, разнообразные по очертаниям, глубине и конструкции. Одно из них, раскопанное на поселении Костенки I в селе Костенках, по соседству с Александровкой, имело в длину 3,8 м, в ширину более 2 м и в глубину 0,7—1 м. Это жилище состояло из двух камер, в каждую из которых вел отдельный вход. На полу сохранились небольшой очаг и
обычные остатки обитания. В суглинке, заполнявшем полуземлянку, встретились лопатки, тазовые и трубчатые кости мамонта, под которыми, по большей части с наклоном к центру, залегали 22 бивня. По-видимому, кости и бивни входили в конструкцию перекрытия, однако о его особенностях судить пока трудно. Вероятнее всего, бивни служили для обрешетки деревянного каркаса или для прижимания к нему шкур животных.
Очень своеобразно само поселение Костенки I. Его площадка длиной 36 м и шириной до 16—17 м была окружена крупными ямами. Некоторые из них—остатки полуземлянок, но большая часть служила кладовыми для запасов мяса и костей. Вся поверхность площадки изрыта ямами меньших размеров и неглубокими ложбинами, а по ее центральной оси тянулась цепочка очагов. Повсюду, особенно вблизи очагов, найдено множество кремневых и костяных изделий, обломков костей животных, кусочков костного угля, фрагментов произведений первобытного искусства. Некоторые детали жилищ Костенки I напоминают жилище Александровки. Но здесь ширина площадки слишком велика, чтобы над нею могло быть сооружено перекрытие. Более узкое удлиненное жилище, несомненно, имелось, но прошло уже 40 лет со времени раскопок, а убедительно установить очертания этого жилища пока никому не удается.
Зато ясна другая особенность поселения Костенки—его спланированность. Если обычно жилища в подобных поселениях располагаются в беспорядке или вдоль реки, а также склона оврага, то здесь полуземлянки и ямы-кладовые находятся независимо от характера рельефа. В поселении от окружающего пространства люди отгораживали овальный участок — сосредоточение хозяйственной и социальной жизни общины. В мировой истории поселение Костенки I и близкие к нему известны ныне как первые образцы сознательной «градостроительной» деятельности человека.

 
  • Комментарии отсутствуют