Яндекс.Метрика

Загадка миграции человека

Известно, что наличие свободных мест труда (достаточно хорошо оплачиваемых) где нибудь на Крайнем Севере или в Сибири отнюдь не вызывает автоматического переселения туда необходимого количества рабочих и служащих из трудоизбыточных районов.
Любой миграционный процесс, сколь массовым он бы ни был, в конечном счете складывается из индивидуальных решений, связанных с личными взглядами, стремлениями, желаниями, информированностью людей о том, что их ждет на новом месте. Так мы подходим к психологии людей, к вопросам социального восприятия и поведения. Вот почему географ, как и любой специалист в области общественных наук, не вправе забывать и про эмоции. В этой чуткой сфере всегда можно ждать сюрпризов. Приведем один любопытный случай...
Американских географов интересовало, почему люди, живущие на побережье Атлантики, почти что у самой кромки океана, невзирая на опасность штормов-частых гостей этих мест, не только не покидают опасные районы, но и селятся в непосредственной близости к океану? Может быть, причина в недостаточной осведомленности о грозящей опасности? Нет, 2/з опрошенных жителей побережья знали об опасности штормов, когда селились близ океана. Тогда, вероятно, причина в отсутствии непосредственного опыта. Опять нет-90% людей испытали, что такое трехметровая океанская волна, обрушивающаяся на поселок, а половине всех опрошенных в прошлом был нанесен материальный ущерб от шторма. И тем не менее многие даже выравнивают дюны, могущие защитить их дома от разъяренной стихии, ибо дюны закрывают вид на океан. Удивительный это усилитель чувств, море.
Ландшафт многолик, он имеет одновременно несколько значений: научное и обыденное, эмоциональное и символическое. Все они существенны, ни одним нельзя пренебрегать. Познание извечно стремилось постичь предмет таким, каким он существует вне человека, сам по себе. Но это лишь одна сторона познания. А вторая как раз и познает предметы окружающего мира в отношении к человеку, к обществу, оценивая их с точки зрения людских потребностей, причем самых различных. С каким трогательным лиризмом писал в начале прошлого века Александр Гумбольдт о духовном воздействии ландшафта на человека: «Все, из чего составляется характер ландшафта: очертания гор, которые в туманной дали ограничивают горизонт; сумрак елового леса, лесной поток, с грохотом проносящийся между нависшими утесами,— все это находится в постоянной таинственной связи с внутренней жизнью человека». Вчитайтесь в последние слова: таинственная связь с внутренней жизнью человека... Разве не этой таинственностью порождены божества латинян—гении места, маленькие существа, одухотворяющие местность, наделяющие ее жизнью?
Неутомимая путешественница-англичанка Верной Ли назвала «гением места» удивительное чувство, испытываемое человеком при восприятии ландшафта. «...Genius Loci подобно всем достойным поклонения божествам,— это сущность нашего сердца и ума, существо духовное,— писала Верной Ли.— Что же до его видимого воплощения, то — оно сам город, сама местность, как она есть в действительности; черты, речь его — это форма земли, наклон улиц, звуки... Прообразом всех таких мест является Рим».
Как бы откликаясь на мысли эмоциональной путешественницы, К. Г. Паустовский писал в своих «Географических записях»: «...я читал, что существует некое «чувство Рима», какое-то особое ощущение этого города, завоевавшего столько умов и сердец. ...Теперь я с некоторым, правда очень небольшим, правом могу сказать, что испытал «чувство Рима». Оно слагается из многих мыслей и впечатлений, какие вызывает город, из степени приобщения к мировой культуре, из величины наших знаний. Все это разнообразие приводит в конце концов к единому внутреннему состоянию — «чувству Рима». Его нельзя отрицать».
Конечно, все вышесказанное вовсе не означает, что географы должны исследовать территорию — арену жизни человека— сквозь призму людских эмоций, но учет восприятия людьми окружающей среды необходим в самых разных областях географии.
Одна из них, рекреационная география,— дисциплина, занимающаяся научными рекомендациями при проектировании и организации территорий для различных форм отдыха населения. Строя кемпинги, турбазы, санатории, нужно правильно распорядиться территорией, выбрать наиболее живописные и интересные места. А как оценить привлекательность территории, ее эстетическое богатство?
Географы-рекреационники должны в прямом смысле слова заглянуть отдыхающим в душу. У каждого из нас ведь свои взгляды на отдых, и оцениваем мы территорию со своих позиций. А позиции эти определяются наклонностями и вкусами, возрастом и профессией. Кроме того, запросы наши меняются. Вчера все мы стремились поехать на юг, сегодня тянет в Прибалтику, а завтра? Все это нужно учесть, взвесить — так личная проблема «куда поехать отдыхать» превращается для всего общества в сложные научные задачи. Проблемой организации территории для нужд отдыха занимается рекреационная группа Института географии АН России.
Почему-то у многих сложилось представление, что сильное эмоциональное впечатление оказывает на человека природа и только природа. Городской ландшафт, не говоря уже о сугубо индустриальном, не способен дать истинной радости нашим чувствам, в лучшем случае будит познавательные интересы. Но это далеко не так. Градостроители, планировщики работают над тем, чтобы города, в которых мы живем, были удобными и красивыми. Для того чтобы сделать городскую территорию именно такой, градостроители должны знать, как воспринимают; город люди, как конструируется в голове людей образ местности, какова структура этого образа.
Восприятие города складывается из большого числа разрозненных кадров. Подобно тому как черты лица человека могут раскрыть его внутренний мир, так и композиция города может и должна отразить «идею» города, его глубинную суть.
Когда в город ворвался современный транспорт с его высокими скоростями, перед планировщиками встала еще одна проблема: как сделать так, чтобы город смотрелся и на порядочной скорости, ведь едущий в автомобиле и пешеход воспринимают пространство отнюдь не одинаково. За Л—6 секунд—время, необходимое для мысленного запечатле-ния кадра,— пешеход пройдет всего 6—8 метров, а пассажир оставит за собой расстояние раз в двадцать большее. Новые скорости вдохновляют проектировщиков на пространственный размах, простые и сильные ритмы. Именно с таким расчетом проектировался проспект Калинина в Москве.
На берегу Камы в Набережных Челнах встал Камский автомобильный завод. Одновременно с ним проектировался целый городской комплекс—Набережно-Челнинский промышленный район. Для размещения и развития его городов, зон отдыха кроме экономических, географических, инженерных факторов учитывались и другие. Отнюдь не случайно выбран для застройки высокий правый берег Камы. Отсюда открывается живописная панорама уходящего к горизонту Левобережья. Особое внимание при проектировании уделено таким участкам, которые эффектно смотрятся с борта теплоходов, проходящих по Каме. рия эта может быть и совсем малой, как микрорайон, где мы живем, и необъятно большой, как вся Земля. На таких картах отражаются не только взаимоположение населенных пунктов, контуры рек или очертания озер, но и самые разнообразные знания и представления о рельефе и климате, хозяйстве и населении... Конечно, «белых пятен» и неточностей в умственных картах множество. Некоторые из них обязаны нашему неведению, другие — ошибочности представлений. Герой Марка Твена Гекльберри Финн, к примеру, был твердо убежден, что штат Иллинойс—зеленый, а Индиана—красная: он собственными глазами видел это на карте. Но во всех таких погрешностях — не слабость умственных карт, а их ценность для географов, планировщиков, специалистов по городскому дизайну. Детально точные, «объективные» карты городов, районов, стран у них есть, но потребовались и карты, прошедшие через людское восприятие. Такую информацию чаще всего получают путем опроса или анкетным методом. Полученные данные затем интегрируются в коллективный образ, после чего его можно и картировать. Доктор географических наук Ю. В. Медвед-ков с сотрудниками построили карту Москвы на основе полученных данных о степени знания города отдельными группами населения. По итогам опроса студентов выпускных курсов географического и экономического факультетов МГУ была составлена карта информированности о планировочной структуре Москвы. Оказалось, что большинство студентов хорошо осведомлены лишь о двадцати процентах территории города. Это главным образом центральная часть столицы, где много театров, мест развлечений, музеев, магазинов. Остальные 80% городской территории не вовлекаются в повседневный быт студентов.
Об очень многом способна рассказать карта, на которой была бы показана характеристика отдельных районов города с точки зрения их привлекательности. Такая карта
для Москвы построена. Как и следовало ожидать, наиболее притягателен для москвичей центр города, с другой стороны, в Москве нет заметно выделяющихся районов, из которых население стремилось бы выехать. Исследования, проводимые Ю. В. Медведковым и его группой по Москве, помогут ответить на вопрос, в какой мере сложившаяся городская структура соответствует потребностям москвичей, что следует изменить, каких ошибок в будущем нужно избежать.
Созданы и карты целых стран, на которых показана степень привлекательности отдельных районов. Вот карта Великобритании. Поверхность ее образовали линии, соединяющие места одинаковой степени привлекательности. Материалом для такой карты послужило общественное мнение — высказывания выпускников средних школ со всех концов страны. Карта недвусмысленно сообщает, что молодежь отдает предпочтение южной приморской полосе с более приятным климатом — курортной части острова.
«Социальное поведение человека»—так определен 14-й фактор в модели, о которой говорилось в начале нашего рассказа. При этом поведение понимается широко, включая не только осуществленные поступки и действия, но и «поведение мозга», предшествующее действиям и обусловливающее их. Географов интересует поведение людей, выступающих в самых разных ролях—пешеходов и пассажиров транспорта, покупателей и отдыхающих. Географы, конечно, и прежде в той или иной мере учитывали внутренние мотивы поведения людей, их восприятие окружающей среды, оценочные суждения людей о территории. Однако в настоящее время внимание к изучению географически значимого поведения настолько выросло, а само его изучение проводится уже на столь ином уровне, что можно с полным правом говорить о поведенческом направлении в географии как о качественно новом явлении.
 

 
  • Комментарии отсутствуют