Яндекс.Метрика

Тайна озер Урала

«...В Оренбургской губернии, в Стерлита-макском уезде, есть на реке Белой несколько отдельно друг от друга стоящих гор, очень нысоких и видных с луговой стороны верст за сорок. Когда небо покрыто тучами, они живописно белеют на темном горизонте»



Так пишет С. Т. Аксаков в своих «Записках об ужении рыбы» (1847 г.). Дальше он рассказывает, что лет 50 назад на двух из этих гор были небольшие озера с чистой и холодной водой. В озерке на горе Юрак-Тау «водились караси, а может быть, и другая рыба».


Как она могла попасть туда?


Единственное объяснение Аксаков находил в предположении, что птицы, проглотив рыбью икру, выбрасывают ее в разных


 С. Т. Аксаков. Записки об ужении рыбы. Собр. соч., т. IV, стр. 71.



«Когда-то очень давно в этих степях стояла только одна гора, похожая на стог сена. Кочевал здесь богатый башкир Асан. Работником у него был бедняк Делигей, его брат. Как-то Делигей, сметав три больших стога, попросил у богача немного сена. Асан указал на гору посреди степи и сказал смеясь: «Бери, сколько хочешь, весь стог твой».


Бедняга Делигей заплакал от обиды и пошел прочь. И вдруг все стога, наметанные им для богача, словно по волшебству, окаменели. И вместо одной горы посреди степи появилось четыре горы, и все они похожи на стога сена...»


Между тем первые лучи солнца осветили высокие горы-одиночки, окрасили их вершины в нежно-розовый цвет. Еще 18 километров— и перед нами вырастают четыре горы, так называемые шиханы: Куш-тау (дотая гора), Шах-тау (царь-гора), Тура (или Тра)-тау (башня-гора) и самая дальняя Юрак-тау (сердце-гора).


На месте нынешних Стерли гамакских шиханов некогда тянулась цепь высоких известняковых гор, отрогов Уральского хребта. В продолжение многих тысячелетий горы, подвергаясь воздействию воздуха, воды, солнца, мороза и ветра, постепенно разрушались, разбивались на отдельные массивы. Рыхлые участки бьши полностью разрушены, а более твердые известняки, рифы древнего моря, сохранились. С течением времени от горной цепи остались лишь одинокие горы-шиханы с полуразрушенными скалами, каменными столбами, башнями, колоннами. Чем старше горы, тем разнообразнее и причудливее их вершины, тем больше камней и осыпей у их подножия.


В незапамятные времена на шиханах и далеко вокруг них бьши дремучие нетронутые леса, населенные зверем и птицей. Теперь от прежних лесных массивов остались небольшие участки на склонах гор и вокруг шиханов. В лесах растут дуб, липа, осина, клен остролистный, черемуха. Деревья перевиты цепкой ежевикой, хмелем, диким вьюнком. У края леса голубеют заросли цикория, розовеют высокие мальвы.


Кое-где на крутых обрывах стоят одинокие березы, а на менее засушливых участках настоящие заросли орешника, дикой степной вишни, дикого персика, или бобовника. Весной сплошные ярко-розовые букеты цветущего бобовника и бледно-розовые поля вишенника—чарующее зрелище. На склонах и вершинах шиханов растут ковыль, перекати-поле и другие степные травы, уцелевшие только здесь, на неудобных для распашки местах. На северо-восточных склонах сохранились леса, на юго-западных их нет.


Вокруг шиханов—волнообразная равнина, вся покрытая плодородными полями, богатейшими бахчами, изумрудными полями, кое-где прорезанная лесами и рощами. Среди этой равнины и у подножия шиханов раскинулись колхозы, рабочие поселки. В живописной кайме уремы, с огромными осокорями и вязами, зарослями гибкого ивняка, смородины и ежевики, по равнине протекает река Белая, в своем среднем течении широкая и спокойная. В нее впадает быстрая суетливая речка Селеук.


Одна из шихан — Юрак-тау—«сердце-гора», названная так потому, что имеет вид лежащего сердца. Издали она удивительно эффектна и красива. Как и у всех шиханов, южный и западный склоны ее обрывисты и круты. Они представляют собой выветрившиеся, почти совершенно обнаженные, кое-где покрытые лишайником скалы, ущелья, гроты с грозно нависшим потолком — глыбами камня. Нередко эти глыбы срываются, скатываются к подножию горы, рассыпаются на мелкие обломки.


Вокруг шиханов — беспорядочно разбросанные и нагроможденные камни всевозможной формы и величины. Особенно много их у шихана Юрак-тау. Кучи щебня и осыпей у подножия его достигают 10—12 метров высоты. В осыпях много древних раковин и окаменелостей — немых свидетелей далекого прошлого, когда шиханы были морским дном. Окаменелости встречаются на всех шиханах, но особенно крупными морскими лилиями и другими окаменелостями изобилует шихана Юрак-тау.


На западном склоне Юрак-тау из-под горы вытекает ручеек с холодной пресной водой. С горы открывается изумительный вид на остальные шиханы, на окрестные селения и окраины Стерлитамака, на Белую, речную урему и леса... Местные жители утверждают, что никакого озера никогда на Юрак-тау не было. И действительно, никаких признаков озера или хоть бы болота не находим.


Но ведь Аксаков упоминал не только об озере на вершине Юрак-тау, но говорил об озерах и на других горах. Какая же вторая гора?


От местных жителей узнаем, что небольшое озерко есть на шихане Куш-тау. Сейчас в нем нет воды, а раньше оно было глубокое, «бездонное»...


Гору Куш-тау называют еще и двойной: она состоит из двух гор, как бы сросшихся вместе.


Издали гора кажется полосатой. От вершины ее расходятся вниз темные и светлые борозды. Гора сложена из серого известняка и сверху донизу изрезана глубокими оврагами, заросшими лесом: они-то и кажутся издали темными бороздами.


Взбираемся на Куш-тау, долго бродим в садах степной вишни, бобовника, в орешнике, среди ковыльных зарослей и наконец выходим на поляну.


Идем по крутым, скалистым склонам шихана Куш-тау. И вот — массивный навес из серого камня. Под ним вход в пещеру. Мы нырнули туда и очутились в большом каменном гроте, в глубине которого лежало неподвижное зеркало воды.


— В пещере этой когда-то старый лесник жил,—рассказывают старики,— жаловался он, что далеко ему по воду на реку Белую ходить. И вдруг у него в пещере появилось озеро. А озеро на горе вдруг иссякло. Лесник испугался и ушел из пещеры, землянку себе под горой выкопал...


На Урале нередко случается, что озеро, которое человек знает с детства, в котором ловили рыбу еще его отец и дед, начинает мелеть и в конце концов пересыхает. Или, наоборот, обмелевшее озеро внезапно делается полноводным и глубоким, появляется в нем и рыба.


Откуда приходит вода в такие озера и куда она из них уходит—было неизвестно. Но со временем подобные явления нашли объяснение в науке. Оказывается, такие озера встречаются в карстовых местностях, недра которых сложены водопроницаемыми и легкорастворимыми породами—гипсами и известняками. Трещины и ходы на дне озер


играют важную роль в их жизни. Они служат протоками, которые соединяют наземные озера с подземными водоемами.


Когда вода, впитавшаяся с поверхности земли, не вмещается в подземных водоемах, она ищет выход и по протокам выливается в водоемы наземные. И наоборот, когда вода в подземном озере спадает, вода из озера наземного уходит и наполняет его. Случается, протоки закупориваются отвалами. Но вода, просачиваясь в завал, постепенно размывает известняки, под напором прорывает препятствие и вновь уходит под землю.


Так жизнь озер наземных неразрывно связана с жизнью питающих их подземных вод.

 
  • Комментарии отсутствуют