Яндекс.Метрика

Миф об открытии Америки Колумбом

Хорошо известному мифу о полной изоляции Америки от Старого Света до плаваний Колумба наносятся все новые и новые удары. Одно из существенных направлений, с которых совершаются успешные атаки,— ботаника. Геоботаника—наука весьма далекая от антропологии и этнографии,— приходит на помощь в решении проблем миграции народов, в частности проблемы доколумбовых контактов между народами материков восточного и западного полушарий.
Давно уже настойчиво и убедительно высказываются предположения о том, что ряд полезных растений из Америки достиг Старого Света задолго до Колумба. Сейчас уже у подавляющего большинства ученых не вызывает сомнений то, что сладкий картофель— батат, уроженец Анд в Южной Америке, был введен в культуру в Полинезии. Это случилось задолго до того, как европейцы на своих парусных судах установили оживленные контакты между Полинезией и Америкой, и, что самое любопытное, батат был известен на обеих территориях под идентичным названием: кумар, кумара. Южно-африканский профессор Джеффри уже более двадцати лет упорно и страстно доказывает, что кукуруза была введена в культуру в Африке задолго до плаваний Колумба. Она попала в Африку в результате арабо-африкано-негритянских экспедиций к Америке около 1000-го года нашей эры. Позднее Джеффри утверждал, что и на Филиппинах кукуруза появилась раньше проникновения европейцев в бассейн Тихого океана. И он не одинок. У него много единомышленников (Картер, Соур и многие другие), ученых, хорошо известных в научном мире. Действительно, батат и кукуруза не могут быть распространены без активной, целенаправленной помощи человека (семена кукурузы и клубни батата теряют всхожесть при длительном пребывании в морской воде). Признание же их существования в обоих полушариях до Колумба является признанием существования контактов через два океана—Тихий и Атлантический. Подобные гипотезы заслуживают термина более высокого ранга—теорий. Они высказаны и по ряду других растений—амаранту, бутылочной тыкве и т. п.
Появилось еще одно любопытное «вещественное» доказательство о доколумбовых контактах. Несколько ученых совершенно независимо друг от друга поставили вопрос о том, что ряд видов хибискуса, полезного растения американского происхождения, дающего ценную древесину для поделок, широко распространенное теперь и в Азии, было доставлено туда в доколумбовое время. В Америке цветы хибискуса опыляются парящими птицами — колибри, а в Юго-Восточной Азии, где нет подобных парящих птиц, эти растения остаются бесплодными, правда, за исключением двух видов, что казалось весьма загадочным. Однако это исключение только подтверждает правило.
Так, профессор Ван дер Пий установил, как питаются нектаром их цветков азиатские птицы — они достают нектар, прокалывая чашечки!
В своей статье профессор писал, что цветы этих двух видов хибискуса великолепно приспособлены для того, чтобы сбор нектара, а следовательно, и опыление осуществлялось колибри. А раз хибискус не живет в естественной гармонии с местными, питающимися нектаром птицами, то самым логичным должно быть предположение, что хибискус здесь «чужак», «иностранец». Отсюда следует, что он завезен или приплыл оттуда, где его цветок развился в эволюционном единстве с клювом опыляющих его «дружественных» пернатых — колибри, а именно на материке Нового Света.
Возможность того, что семена хибискуса могли пережить многомесячные дрейфы в водах Тихого океана, яванский профессор полностью исключает. Но большинство ученых признает, что хибискус, в частности широко распространенный на островах Полинезии вид—хибискус тилиаценус, способен к естественному распространению морем.
Известный геоботаник Меррил считал, что хибискус скорее проник из тихоокеанской сферы в Америку, а не из Америки в Тихий океан, но другие ученые склонны были принять обратный ход процесса расселения этого весьма полезного растения (его волокно использовалось для витья веревок, употреблявшихся при сооружении домов, лодок, различных предметов обихода).
Но здесь вовлекается в горячий спор вопрос о происхождении названия хибискуса. В тропической зоне Америки хибискус тилиаценус был известен под названием «махо», «махауа» или с некоторыми вариациями—и так было на обширной территории от Пуэрто-Рико и южной Флориды до берегов реки Гвайякуил.
Когда же мы обращаемся к акватории Тихого океана, то здесь мы находим для хибискуса на острове Пасха очень близкое имя — «моахуа», а в других районах Полинезии вариации определенно тех же исходных форм: мао, мау, фау, хау, ау.
Таким образом, сходство названий в Америке и Океании явно предполагает роль человека в распространении этого полезного растения.
И уже зная о гармонии между хибискусом и колибри на Американском материке и дисгармонии между этим растением и птицами в Океании, мы можем признать его родиной Новый Свет.

 
  • Комментарии отсутствуют