Яндекс.Метрика

Хищники

В 1859 г. на клипере «Молния» в Австралию завезли 24 диких кролика и выпустили их на волю. Размножение этого грызуна произошло молниеносно, что привело к катастрофе, так как австралийская, а затем и новозеландская растительность была в значительной степени истреблена. В ряде мест коэффициент полезного использования земель снизился на 50%. Численность кроликов достигла баснословной величины. Кролики подорвали кормовую базу овцеводства, вызвали массовую эрозию почв, а местные травоядные сумчатые животные не выдержали конкуренции и резко сократили свою численность.
Взрывоподобное размножение кроликов в Австралии и Новой Зеландии, ставшее подлинным бедствием, было обусловлено тем, что зверьки не встретили на своем пути достаточно сильных хищников. Когда же наряду с другими мерами борьбы в Австралию специально завезли из Европы лисиц, то это уже не дало должного эффекта. Кролики, как говорится, «окопались», а вот ценные сумчатые пострадали еще больше: численность одних упала еще ниже, другие же вовсе исчезли.
В 1906 г. плато Кайбаб в окрестностях Большого каньона Колорадо было объявлено федеральным заповедником США. Все хищники подлежали истреблению. Вскоре численность чернохвостых оленей, обитавших на этой территории, стала быстро возрастать: с 4 тыс. она к 1925 г. увеличилась до 100 тыс. Это привело к истощению пастбищ, и олени стали гибнуть от самых различных болезней, но истинной причиной падежа был голод. К 1940 г. в заповеднике осталось около 10 тыс. оленей. Таким образом, уничтожив хищников, человек не смог согласовать численность копытных с предельной кормовой емкостью угодий.
На Западе США в интересах овцеводства провели массовое истребление волков, койотов, пум и рысей, что немедленно повлекло небывалое размножение грызунов. Полям и лугам был нанесен огромный ущерб. Начали истреблять грызунов, а хищников оставили в покое. Тогда число койотов возросло, но грызунов осталось мало, и хищники стали значительно опаснее для домашних животных. Примеров нарушения биологического равновесия, когда человек, уничтожив хищников, убивал своим милосердием и охраняемых животных, можно привести множество.
Взаимоотношения хищников и их жертв далеко не безразличны для лесного хозяйства. Падение численности крупных хищных животных в сочетании с массовыми рубками хвойных пород, место которых занимают лиственные молодняки — основной корм копытных,— все это приводит к тому, что, чрезмерно размножившись, копытные начинают серьезно вредить лесу. Ведь достаточно вспомнить, что, например, одному взрослому лосю в год требуется свыше 7 тонн зеленых кормов. А лосей в нашей стране насчитывается около 600 тысяч.
Степень воздействия животных на окружающую среду зависит от типа ландшафта, видового состава биоценозов и других факторов. Так, в обширных районах Сибири при простых экстенсивных формах лесопользования отрицательная деятельность копытных почти не заметна. На европейской же территории страны, где преобладают интенсивные формы ведения лесного хозяйства, в большом объеме проводятся лесокультурные мероприятия, бесконтрольный рост численности копытных животных может нанести, а местами уже и наносит большой ущерб лесам.
Большое значение приобретает умелое, научно обоснованное регулирование поголовья диких копытных с параллельным улучшением структуры их популяций. И здесь в некоторых случаях крупные хищники могут быть нашими союзниками.
Вовсе не обязательно хищники сокращают численность своих жертв. Очень часто, уничтожая в основном больных и старых животных, они предупреждают распространение заразных заболеваний и улучшают состояние той или иной популяции. Но так бывает не всегда. Врываясь в стадо северных оленей, волки рвут их направо и налево без разбора. Как показали наблюдения на Печоре, бурые медведи преследуют лосей без различия пола и возраста. На некоторых островах хищников нет, но островная фауна процветает и без четвероногих «селекционеров».
Проблема «хищник—жертва» очень сложна. Человек издавна уничтожал хищных зверей, спасая от их клыков домашних животных, а порой и самого себя. Нередко хищники были для него врагом номер один. Но шли века. На смену дротику и стрелам пришло огнестрельное оружие, борьба стала неравной. Численность большинства крупных хищников резко пошла на убыль и у многих видов опустилась ниже критической черты, после чего гибель вида неизбежна.
Человек спохватился: ведь можно обеднить свою планету, лишившись многих видов ее фауны. Но теперь во взгляде на роль хищных зверей сплошь и рядом стали преобладать другие крайности. Их чуть ли не поголовно стали величать мудрыми «селекционерами», «пастухами», «санитарами» и т. п. Почему же на глазах одного поколения произошла такая метаморфоза? Ведь хищник остался хищником, он как был плотоядным, так им и остался. Оставшись в меньшинстве, он все равно уничтожает домашний скот и дичь. Изменился не хищник, а взгляды человека, обусловленные изменениями окружающей его среды.
Гигантский технический прогресс, интенсивная, а порой чрезмерная эксплуатация природных ресурсов, рост населения земного шара- все это привело к тому, что примерно в середине XX столетия вопросы охраны природы стали одной из важнейших всемирных проблем.
С резкими изменениями среды, и прежде всего с печальной участью лесов, теснейшим образом связана судьба их четвероногих и пернатых обитателей. Ведь существование многих сотен видов животных немыслимо без леса, поскольку они развивались и сложились, имея на протяжении тысячелетий лес как арену своей жизни. То же самое можно сказать и об обитателях степей, гор и других ландшафтов.
Как показал накопленный человечеством фактический материал, в природе не существует абсолютно вредных и абсолютно полезных животных. Все зависит от их численности, условий существования и ряда других факторов. Это целиком и полностью относится к крупным хищным животным. С одной стороны, они уничтожают скот и дичь, в редких случаях представляют прямую опасность для человека, кроме того, разносят ряд заболеваний, среди которых наиболее страшное— бешенство. С другой стороны, при умелом регулировании их численности хищники, действительно, в известной степени являются и «санитарами», и «селекционерами». Пушнина, получаемая от охоты на крупных хищных зверей, пользуется неограниченным спросом на внутреннем и внешнем рынках. К примеру, на последних ленинградских пушных аукционах стоимость шкуры рыси достигла свыше 700 долларов.
Численность многих хищников нашей фауны очень невелика: уссурийских тигров—130—150, леопардов—20—25 (дальневосточная популяция), гепардов — максимум несколько зверей, и то они к нам лишь периодически заходят. Совершенно очевидно, что эти редкие звери подлежат абсолютной охране. Численность других хищников (например, медведей, рысей, росомах) еще
достаточно велика, но и по отношению к ним теперь уже не может быть речи об уничтожении. Позволительно лишь грамотное регулирование их численности путем отстрела в положенные для охоты сроки с неукоснительным соблюдением норм, рассчитанных по данным учетных работ. Мы не имеем права применять непродуманные действия и выносить ничем не оправданные суровые приговоры. Находясь в тесной взаимосвязи с окружающей средой, хищники в конечном счете приносят ей значительно больше пользы, чем вреда. Это обстоятельство необходимо учитывать при ведении грамотного, научно обоснованного лесоохотничьего хозяйства.
Особое положение с волком. В последние годы проблеме взаимоотношения человека с этим зверем посвящено много специальных статей. И она того заслуживает. Для наших пращуров волк был синонимом злобы и коварства. Стаи волков безнаказанно резали скот, очень часто, особенно во время и после войн, нападали на слабо вооруженных людей. Человек, вооружившись ружьем, стал вести с хищниками беспощадную борьбу. Но численность волков все же оставалась высокой вплоть до нашего века.
Зимним утром 1884 г. к городовому, стоявшему на посту у Сокольнической заставы Москвы, подбежало несколько испуганных людей, которые утверждали, что за ними гнался волк. Действительно, на Втором Поперечном просеке двое мужчин отбивались от матерого волка. Ударом шашки он был убит. В те сравнительно недалекие годы волки не были редкостью для жителей самого ближнего Подмосковья, ныне находящегося в черте столицы.
Со временем истребление волков на территории большинства стран, в том числе и нашей, приняло характер государственного мероприятия. Их начали травить стрихнином и люминалом, их стали уничтожать тысячи охотников, оснащенных современной техникой: аэросанями, мотонартами, самолетами и вертолетами. Борьба приняла роковой характер даже для такого сильного и живучего зверя.
В результате в большинстве европейских стран волк исчез, но в последние годы благодаря широкому развитию экологических исследований ученые убедились, что в ряде случаев присутствие в биоценозе волка весьма полезно.
В России численность волков все еще высокая, особенно они вредят оленеводству на Крайнем Севере и животноводству. Вопрос о волке в нашей стране должен рассматриваться дифференцированно: в некоторых районах его уже нужно охранять, в других — отстреливать. Но безусловно, не за горами время, когда волки, сильно сокращенные в своем количестве, перестанут наносить сколько-нибудь заметный ущерб народному хозяйству и станут не только природными
«селекционерами» (с этими функциями в силах справиться сам человек), сколько объектом охоты, конечно, без применения авиации и т. п. А волчьими заповедниками могут стать некоторые острова, где биологи будут вести интереснейшие наблюдения за этими высокоразвитыми представителями мира животных. Умело контролируемый человеком, волк как биологический вид, бесспорно, достоин существования на нашей планете.
Некоторым может показаться, что на фоне глобальных проблем охраны окружающей среды сохранение диких животных, особенно хищников,— мелочь, не заслуживающая внимания. На самом деле это далеко не так. Природа без животного мира мертва. Даже если отбросить «меркантильные» интересы (пушнина, мясо и другие продукты, получаемые от охоты), положительное значение хищных зверей останется очень большим.

 

 
  • Комментарии отсутствуют