Яндекс.Метрика

Город Сохар в Омане - туристам на заметку.

Сохар - четвертый по величине город Омана, столица провинции Баты-на. Протянулся вдоль побережья на 12 км. Кроме того, это имя носит одна из вершин, находящаяся напротив города в горной цепи Джебель Хаджар. Этот 500-метровый пик издревле служил ориентиром для рыбаков и моряков. Сохар находится у стратегического прохода через Джебель Хаджар в оазис Бурайми и дальше - к берегам Персидского залива.
История страны тесно связана с историей города. Археологические находки показывают, что люди в этих местах занимались хозяйственной деятельностью уже несколько тысяч лет тому назад. В районе Сохара находился один из главных центров производства меди, которая составляла основу процветания древнего царства Маган, входящего в список старейших мировых цивилизаций. Шумерские тексты упоминают 32 поселения, расположенные вдоль больших вади и у подножий гор. Сторожевые башни использовались также как резиденции знатных семей. Жители Магана выращивали сорго, пшеницу, ячмень, финики и разводили овец, верблюдов, коров и коз. Однако главное, чем славился Маган, была все же медь. В больших количествах медь экспортировалась в Месопотамию, в крупнейшую державу древнего мира - Аккадское царство. В окрестностях города сохранились древние медные копи, представляющие большой интерес для ученых и любителей истории (см. стр. 120). Уже в 3 тыс. до н.э. эксплуатация медных копей Магана была в разгаре. В плавильнях достигалась температура в 1400 градусов. Особенностью местной меди было большое содержание никеля. Сильные государства древности Элам (Южный Иран) и Шумер (Южный Ирак) не имели собственной меди и поэтому ценили хорошие отношения с Маганом, который мог давать металл в больших для того времени количествах: 50-60 тонн в год. В обмен на медь, согласно шумерским записям, в Маган везли ячмень, кунжут, масло, ткани. Правда, до сих пор не обнаружены гавани, через которые шла торговля. Скорее всего, они располагались в устьях больших вади. Или же медь везли сухопутным путем до Умм ан-Нар (место в Абу-Даби, где сохранились памятники той же поры), а уже оттуда отправляли морем.
Еще одной важной статьей экспорта в Месопотамию был диорит - прочный темный камень вулканического происхождения. Статуи из диорита имели особое значение для месопотамских царей в свете истории битвы между богами Нингурсу и Имдугудом (Анзу). Союзниками последнего были камни гор. Но потом они перешли на сторону Нингурсу. Он победил и благословил камни-перебежчики, в первую очередь диорит.
Имя маганского царя Маниу (Ma-ni-x) найдено на документах времен аккадского царя Нарам-Сина (XXIII в. до н.э.), который вел войны с Маганом. С VI в. до н.э. начинаются персидские вторжения на побережье. На пьедестале единственной дошедшей до нас статуи персидского царя Дария I (примерно 500 г. до н.э.) перечислены названия всех провинций, входивших в то время в состав империи Ахеменидов. Среди этих имен, написанных иероглифическим письмом, присутствует и Маган. В Археологическом музее Тегерана есть изображение жителя Магана. Копии этих и других исторических свидетельств можно увидеть в музее форта Сохара 
Сам город Сохар был основан, по-видимому, в I в. и сразу стал важным торговым пунктом. В то время Риму нужны были шелк, пряности и предмеи в 1643 г без боя получил Сохар. Через два года Насер предложил британской Ост-Индской компании организовать в Сохаре представительство. Англичанам предоставили возможность исповедовать свою религию и находиться под юрисдикцией британской короны.
В конце XVII в. следующий имам, Султан бин Сейф, сделал оманский флот наиболее мощным в регионе и потеснил персидские интересы. Он обновил ирригационные системы и соорудил ряд фортов. Однако после его смерти из-за юности наследного принца, раздоров регентов и других кандидатов в имамы, разгорелась гражданская война между основными оманскими племенами бени гафир и бени хина. В 1722 г. у стен Сохара произошло сражение, в котором погибли лидеры обеих группировок: Мухаммед бин Насер аль-Гафири и Халаф бин Мубарак аль-Хинауи. Между тем персы, которых одна из сторон неосмотрительно пригласила в союзники, взяли Маскат и осадили Сохар.
Этот период связан с главным человеком в истории Сохара - Ахмадом бин Саидом Аль Бу Сайд. Он начинал свою карьеру как торговец, причем, занимался этим делом не всегда удачно. Злые языки утверждали, что как-то ему пришлось из-за нужды даже «продать шерсть со спины своего верблюда». В конце концов, Ахмад сделал вместо торговой политическую карьеру и был в 1737 г. назначен на пост вали Сохара имамом Сейфом бин Султаном И. Когда возникла персидская угроза, Ахмад возглавил оборону города. Новый имам, Султан бин Муршид, в это время тоже находился в Сохаре. Да и где еще мог он находиться, если город стал главным центром сопротивления чужеземцам? Как-то во время вылазки против персов имам Султан увидел, что убит один из его горячо любимых родственников. Потеряв от гнева голову, он бросился в гущу схватки и погиб. Оман остался без имама.
Осада Сохара стоила персам три тысячи жизней. В конце концов вали Ахмад бин Сайд согласился капитулировать на почетных условиях. Он был официально признан персами как губернатор Сохара и Барки. Ахмад обязался выплачивать персам дань с обоих городов, однако саботировал выплату, что затруднило выдачу жалования персидским солдатам, и многие из них дезертировали. Самым знаменитым деянием Ахмада стал кровавый «банкет» в честь персов (см. стр. 44). Таким образом, вольно или невольно Ахмад взял реванш да коварство Таки-хана, обманувшего Сейфа бин Султана схожим образом (см. стр. 84). Герой обороны Сохара и истребления персов был с триумфом избран имамом. К тому же Ахмад сделал еще один мудрый шаг: взял в жены девушку из предыдущей династии аль-Яаруби.
В 1829 г., во время правления внука имама Ахмада, султана Сайда Великого, форт Сохара захватил амбициозный Хамуд бин Аззан, сын Азза-на бин Кайса и тоже внук имама Ахмада (по линии третьего сына, Кайса). В 1836 г. Сайд Великий блокировал город с моря и с суши, надеясь выгнать родственника, но безрезультатно. Сохар оставался вотчиной Хамуда до тех пор, пока сыну Сайда Великого, Туйэни, не удалось заманить Хамуда в гости в Шинас. Хамуд был схвачен и скоро очутился в другом форте - Джа-лали в Маскате. С 1852 г. Сохар снова стал частью Омана.
Сайд Великий назначил на пост вали Сохара своего третьего сына Турки. После смерти Сайда, когда султаном стал один из его двух старших сыновей - Туэйни, Турки был брошен в тюрьму. В те дни в Сохаре разыгралась еще одна драма, имевшая значительные последствия для страны. Это произошло, когда сюда приехал султан Туэйни со своим любимым сыном Салимом. Вечером Салим пробрался в спальню отца и дважды выстрелил в него из двуствольного пистолета. После этого отцеубийца, сменив по дороге трех верблюдов, примчался в Маскат, где объявил, что султан Туэй-ни умер от скоротечной болезни. Однако раненый в голову Туэйни прожил еще два дня, и преступление было раскрыто. Перед смертью султан вспоминал, как Селим в детстве поранил палец, и он держал его во рту, чтобы облегчить сыну боль. А теперь этот палец нажал на курок пистолета... Уэн-делл Филипс, автор «Истории Омана», утверждает, что умерший в 1965 г. султан Теймур рассказал ему некоторые подробности о заговоре. А султану Теймуру они, в свою очередь, стали известны от 80-летнего придворного Бадра бин Сейфа, который признался, что был одним из подстрекателей, стоявших за действиями Селима: «Многие из окружения Селима хотели смерти Туэйни. Селим подсыпал отцу яд - у того выпали все волосы, но он не умер. Тогда они сказали Селиму: если ты не убьешь отца, то мы все расскажем ему..Через десять дней Селим выстрелил в Туэйни».
Между тем Турки сбежал из тюрьмы при помощи тюремщика. Проведя несколько лет в заморских землях, он с триумфом вернулся. Внезапная ночная атака сделала третьего сына Сайда Великого главой Омана (см. стр. 88-89). В этой битве погиб Сейф бин Сулейман Аль Бу Сайд, активно помогавший Турки. Интрересно, что его сын, Бадр бин Сейф, был тем самым заговорщиком, который на старости лет поведал о подробностях заговора.
Долгое время султану Турки подчинялась лишь полоса побережья от Маската до Сохара. Ему пришлось потратить немало сил, в попытках усмирить местных правителей, отвыкших от центральной власти за годы междоусобицы. Что же касается Сохара, то он в начале XIX в. сильно страдал от набегов пиратов. Впрочем, уже начиная с XV в. Сохар начинает уступать Маскату и как торговый, и как политический центр. Довольно скоро становится ясно, что у Омана появилась новая столица, и Сохар понемногу смиряется со своей провинциальной ролью. Сегодня это зеленый уютный город, ставший в 1998 г. лауреатом Золотого Кубка арабских городов за лучшее ландшафтное решение.
 

 
  • Комментарии отсутствуют