Яндекс.Метрика

Загадочная Река Меандр в Греции, туристам на заметку.

Найдется ли турист, который не привез бы из поездки в Грецию сувенир, украшенный этим красивым «мчащимся» орнаментом? Мало таких туристов. А вот предметов, несущих на себе этот удивительный узор, в южно-европейской стране много, очень много. Ломаная «волна» стала едва ли не главным графическим символом Греции вообще и Древней Греции в особенности.
Впрочем, что же в этом удивительного? Еще за тысячу лет до нашей эры подобный рисунок появился на греческой керамике, а уж в классической Элладе узором под названием «меандр» украшали буквально все: дома и одежду, амфоры и плиты мостовых. Меандры, составленные из прямых линий, красиво подчеркивали края предметов, зрительно разделяли их на части, декоративными «змейками» вились по античным портикам и колоннам...

Да и само слово «меандр» - греческое. Традиционно его связывают с названием реки Меандр, которая протекает в Малой Азии. Грекам эта водная артерия была хорошо знакома еще во времена Гомера, который, перечисляя в «Илиаде» рати готовых к сражению воинов, не забыл упомянуть, что Настес вел говорящих наречием варварских наров, Нои Милет занимали, и Ффиров лесистую гору, И Меандра потоп, и Минала вершины крутые...
Но еще более древнее упоминание о Меандре содержится в греческом мифе о Фаэтоне, который, как известно, в свое время чуть в буквальном смысле не наехал на Землю, не справившись с управлением солнечной колесницей. (Между прочим, транспортным средством повышенной опасности юноша владел по доверенности - он выпросил колесницу у своего отца Гелиоса.)
 

В результате одного из древнейших ДТП Фаэтон покинул этот мир, а Меандр от жары чуть не высох. Но «чуть» - не считается: река и поныне несет свои воды по Анатолийскому полуострову, только расположена теперь вокруг нее страна Турция, и потому правильное современное название Меандра - Biiyiik Menderes, Большой Мендерес. (Турецкие путеводители, говоря о Меандре, не забывают напомнить, что вдоль реки и неподалеку от нее сохранилось множество достопримечательностей, и среди них один из девственно чистых пляжей - пятикилометровая полоса темного песка под названием Памучак.)
Впрочем, наименование узора связано вовсе не с событиями у азиатской реки. Дело тут в другом. Меандр отличало и отличает невероятное количество поворотов. «Течение реки здесь становится столь извилистым, -писал древнегреческий географ Страбон, -что от этого всякие извилины даже называются меандрами».
Можно только догадываться, каким устойчивым вестибулярным аппаратом обладали работавшие на реке лодочники, если даже у многих наших тренированных современников при взгляде на карту с изображением Меандра начинает кружиться голова. И легко понять древних греков, выбравших название реки в качестве символа бесконечно змеящейся кривой...
 

Впрочем, греки, даже очень и очень древние, не могут претендовать на роль открывателей «текучего» узора. На самом деле подобные бесконечные «загогулины» были одними из первых орнаментов, появившихся на керамике еще в эпоху палеолита, а этот период даже закончиться успел приблизительно за 10 тысяч лет до н. э.
Непрерывность меандра и его направленность в одну сторону явно выражают непрерывное движение. Может быть, древние люди так изобразили непрерывно набегающие на землю волны? А, может, их подтолкнуло к идее создания «змейки» лицезрение узоров на бивнях мамонтов? В самом деле, если современные археологи сумели рассмотреть на мамонтовых бивнях меандры, то почему этого не могли сделать древние охотники, которых мамонты интересовали гораздо сильнее?
Так или иначе, узоры в виде меандра давным-давно распространились по всему миру, и теперь их можно встретить далеко не только на подражаниях греческим образцам. Меандры украшают украинские рушники и мексиканские пончо. Меандры можно увидеть на одежде, коврах, тканях и столбах юрт монголоязычных народов, которые называют такой узор «молоточным» (и вправду очень похоже). Характерный «бегущий» орнамент просматривается на древних бронзовых китайских чашах, причем китайцы трактуют его как узор, прочерченный молнией, или, если более поэтично, след, оставленный пронесшимся по небу драконом...
Но важнейшее искусство, которое сохранило и передало идею меандра через века, -это, безусловно, архитектура. Еще титаны Возрождения, обратившись к античной классике, ввели меандр в широкий европейский архитектурный обиход. Именно тогда выяснилось, что история меандра была бурной и извилистой, как сам  рисунок. Так, в период античной классики в меандре превалировало абстрактное начало - четкий ритм и метрическая сетка, имевшая в основе несколько вытянутый прямоугольник. А в римском искусстве чаще применяли более изломанный двойной меандр, созданный наложением двух зигзагов и сдвигом «на полшага», - такой узор украшает, в частности, «Алтарь Мира Августа» в Риме.
Много позже меандр под названием «греческий бордюр» проник в искусство европейского классицизма, а затем и в архитектуру классицизма русского. Угловатые «змейки» и сейчас можно увидеть на множестве зданий - от Зимнего дворца до бывших доходных домов. «Русский» меандр тоже менялся во времени. Скажем, на здания второй половины XVIII века обычно наносился простой узор, а в декоре строений XIX столетия чаще встречается двойной меандр, создающий большую игру света и тени...
В XX веке меандры покинули область как чистого, так и прикладного искусства и «расплылись» по самым разным сферам, включая строительство и дизайн, автомобилестроение и индустрию моды. Не раз предпринимались попытки «приватизировать» меандр, сделав его, скажем, логотипом одной и только одной из компаний. К счастью, пока это не удалось, хотя на некоторых наших строительных рынках человек, выбирающий обои для ванны с бордюром в виде меандра, уже рискует услышать от продавца: «Берите-берите! Видите - узор прямо от Версаче!»
Было бы странно, если бы идеи, лежащие в основе построения меандров, не использовали математики. Они их и использовали. Еще древние геометры умели точно вычерчивать различные меандры с помощью своих любимых классических инструментов - циркуля и линейки. Ну а современные математики активно применяют бесконечную «извилистость» структур типа меандра в своих куда более абстрактных теориях.
В частности, идея меандрирования нашла приложение при построении так называемой кривой Пеано, которая должна проходить через каждую (ну, или почти каждую) точку квадрата. Для доказательства существования этой кривой математики научились путем «хитрых» поворотов, отражений и уменьшений исходной буквы «П» строить последовательность таких извилистых ломаных, что даже непосвященным становится ясно: рано или поздно какая-то из этого семейства кривых пройдет через заданную точку квадрата. От такого меандра не спрячешься! А тот, кто в это так и не поверил, может просто полюбоваться красивыми меан-дрообразными структурами... Парадокс: несмотря на тысячелетнюю историю изучения и применения узора, несмотря на все успехи математики и физики, ученые пока так и не поняли, почему собственно Меандр и другие спокойные реки вдруг ни с того ни с сего начинают петлять по равнине. Гипотез на этот счет существует великое множество. От действия сил, связанных с вращением Земли, до наличия случайных препятствий. От конкуренции между водными и воздушными потоками, размывающими и намывающими ил, до поперечной циркуляции воды в реках. Но обилие гипотез говорит только об одном: «Наука пока еще не в курсе дела». На наш век загадок у Меандра хватит..
 

 
  • Комментарии отсутствуют